Магазин косметики, оборудования и материалов для ногтей и волос. Статьи, советы по уходу за ногтями и за их здоровьем. Мастер-классы по наращиванию.
График:
Пн-Сб (10:00-18:00)
Київстар:

Пчелы и мухи: почему мы плачемся?

Магазин / Новости / Психология / Пчелы и мухи: почему мы плачемся?
- Как твои дела? - Ужасно! - А что такое? - Да все так плохо, так плохо, прямо не знаю, как жить дальше..., - вздыхает разряженная блондинка, сидя пятиметровой сияющей чаше джакузи шикарного отеля и п...
(Голоса: 4)
Разделы новости:Психология

- Как твои дела?
- Ужасно!
- А что такое?
- Да все так плохо, так плохо, прямо не знаю, как жить дальше..., - вздыхает разряженная блондинка, сидя пятиметровой сияющей чаше джакузи шикарного отеля и потягивает мартини из хрустального бокала... (ну или не мартини, а что-то другое, что она там по статусу своему должна потягивать, где сидеть по какому телефону разговаривать, на каком языке... не знаю - не ведаю, потому что отношусь к средне статистическому большинству нашего населения и мартини соответственно пью по большим праздникам). Но это, в общем-то, не столь важно.

Суть в том, что где бы и как бы она ни сидела, эта крашенная блондинка с силиконовой грудью, ей все равно будет плохо... Потому что видит она в жизни только плохое. Отвратительный сервис, мерзкие лица, бандитские замашки, ужасный климат.

Да… Сделать погоду всей ее многострадальной жизни могут всего лишь какие-нибудь не эксклюзивно приготовленные лангусты или недостаточное количество звездочек в позиционировании отеля, где она имеет обыкновение останавливаться, когда возвращается из Баден-Бадена, могут. При этом ее будут окружать одни мерзавцы и завистницы, консьерж обязательно окажется дебилом, крупье ворюгой, а любовник импотентом или голубым...

Впрочем, ей ругать все и вся, конечно, намного труднее, чем самому обычному среднестатистическому пассажиру метро. Который за гроши просиживает в своей госконторе, перекладывает бумажки и никаких перспектив, вроде виллы на Карибах и нобелевской премии, увы, не предвидит в ближайшем обозримом будущем своей жизни.

У него поводов для нытья намного больше, начиная с отсутствия горячей воды, заканчивая скупостью «любимой» свекрови. И все как-то одно за другое цепляется, будто приклеивается. Хвост вытащишь, нос увязнет. Нос вытащишь - и так далее... До бесконечности.

А знаете ли вы, что наша страна по прибедняемости занимает первое место в мире! Мы привыкли жаловаться и прибедняться. Вечно сетуя то на управдома, то на правительство, то на мужа, то на папу с мамой… привычка у нас такая, национальная! Мы наивно полагаем, что таким образом уменьшим количество своих проблем. Но, увы, достигаем обратного эффекта. Проблемы просто липнут к нам, как мухи к испорченной пище.

Есть люди, которые даже при относительном благополучии своей жизни умудряются видеть вокруг только черные кресты безнадеги, энергетических вампиров, монстров и гадкие стороны человеческой жизни. Они, словно мощные магниты, притягивают всю эту гадость в свою жизнь, чтоб насладиться созерцанием ее отвратительных моментов. Почему? Развлечение у них такое.

Во-первых, они как мазохисты, получают удовольствие от своего страдания, от сознания несовершенства мира, потому что оно помогает им пережить собственное несовершенство. И оправдывает их бездействие, лень, апатию и другие мешающие движению вперед негативные черты.

Во-вторых, это способ возвыситься над толпой. Приятно увидеть в людях плохие черты, чтоб на их фоне выгодно выставить свои. Так плетутся интриги и раздуваются сплетни. Так жгучая зависть прикрывается мнимым чувством справедливости и зашкаливающим правдолюбием. Цена такой правды увеличивается прямо пропорционально реальным достоинствам того, кто несет ее в массы. Чем ничтожнее они, тем, правда, непригляднее и грязнее.

Однажды мудрого старца спросили:
- Почему одни люди добрые и благочестивые, а другие злые и аморальные?
Мудрец ответил:
- Я познал из опыта, что в этой жизни существуют две крайние категории людей.


Одна категория подобна мухе. Муха имеет обыкновение садиться на грязное. Если даже в саду много благоуханных цветов, но в углу сада животное сделало нечистоту, тогда муха спустится, сядет на нее и начнет копаться, наслаждаясь зловонием, возникающим от ворошения, и не может оторваться.

Если вы ее поймаете и спросите, где есть розы, то она не сможет вам ответить, потому что не знает, что это такое.
«Я, - скажет она, - знаю, где есть помойки, туалеты, нечистоты животных и грязь».

Одна часть людей похожа на мух. Это люди, которые научились думать и искать злое, не зная и не желая никогда стоять в добре.

Другая категория людей похожа на пчел. Особенность пчелы - находить и садиться на красивое и сладкое. Скажем, например, что в помещении, полном нечистот, кто-то поставил в углу лукум. Если принесем туда пчелу, она будет летать и нигде не сядет до тех пор, пока не найдет лукум, и только там остановится.

И если бы вы могли спросить пчелу, где есть помойки, то она не сможет вам ответить, потому что они ее не интересуют. Поэтому она их не замечает. Она сможет рассказать, где розы, а где фиалки; где мед, а где сахар.

Люди с добрыми помыслами думают о хорошем и видят хорошее.

Люди грязные внутри замечают только грязь и всегда ее находят.

Вам выбирать, к какому типу относиться.

Вам выбирать, чем кормить свои мысли, какой пищей и из какой посудины, из хрустальной вазочки или чугунного засаленного горшка. Все зависит только от вашего выбора, вашего взгляда, желания, стремления. То есть исключительно от вас. Не пытайтесь даже возражать, что «сытый голодного не разумеет» или «вам меня не понять». Даже у самых удачливых любимчиков судьбы бывали в жизни испытания. Но секрет их удачливости в том, что они умеют смотреть на мир глазами радостного ребенка, еще не знающего, что такое хорошо, а что такое плохо. Принимающего мир без условий и оговорок. Таким, какой он есть.

И видя в нем только хорошее.

На окраине города, в небольшом стареньком домике жила женщина пенсионного возраста. Ее звали Василина Петровна. Женщина давно жила одна. Муж умер, дети разлетелись по свету. Соседи в основном люди пьющие и ограниченные, редко общались со странной соседкой, у которой совершенно невозможно было разжиться чекушкой. Единственным ее собеседником был кот Мурзик, толстый, вальяжно расхаживающий по пустынному дому хозяин оглушительной тишины, которая царила тут.

Когда-то у женщины была большая и шумная семья, они жили в просторной трехкомнатной квартире в лучшем районе города, муж хорошо зарабатывал, дети ни в чем не нуждались. Они выросли активными и предприимчивыми и прибрали родительскую квартиру к рукам, разделив ее «по-справедливости». Родителям достался подвернувшийся по случаю старый покосившийся домик в глухом пригороде. А детям - две «гостинки с доплатой».

И все зажили самостоятельно. Василина Петровна их не осуждала. Молодым нужно жить отдельно. Она сама бы настаивала на этом, если бы дети звали ее к себе. Правда, они не звали. Но заботились, как могли, в прошлом году сын крышу залатал, дочь наезжала иногда, привозила продукты. Жизнь была сносной. Только одинокой. Вечерами, когда невыносимо было смотреть на полуголые стены убого жилища (старый черно-белый телевизор давно сломался), женщина брала в руки моток ниток, крючок и вязала. То шарфик для внучки, то шапочку для внука. Сначала маленькие вещи из остатков старой пряжи. А потом, когда сын привез ей целую корзину самых разнообразных ниток, увлеклась рукоделием не на шутку. Постепенно стены ее жилища украсили удивительной красоты гобелены, связанные или сшитые ее руками. Женщина обладала удивительным художественным вкусом, тонким, изысканным. Ажурные наволочки на подушки, покрывала, скатерти, салфеточки на подоконники поражали изяществом, погружая в мир какой-то нежной аристократической грусти старых дворянских усадеб. Тихая работа успокаивала, приносила удовольствие и вскоре стала смыслом жизни.

Василина Петровна раздавала свои творения друзьям и знакомым просто так, от щедрости души. Иногда ей поступали заказы на какую-нибудь ажурную кофточку или шаль, и даже платили за работу. Изделиями народной умелицы заинтересовались очень богатые и влиятельные люди, заказав ей оформление элитных гостиничных номеров. Вскоре ее скатерти и салфетки с шалями ручной работы стали украшать лучшие художественные салоны города, стоили очень дорого и ценились среди покупателей самых высоких рангов.

Жизнь ее стала насыщенной и содержательной, появились новые возможности, но она по-прежнему жила в маленьком доме на окраине города, все свои заработанные деньги тратила на подарки для детей и сырье для рукоделия. Большую часть своих произведений она дарила людям просто так. Кто-то считал ее странной, чудаковатой и даже сумасшедшей, потому что с ее лица не сходило какое-то светлое добродушное выражение, словно она всегда была глубоко погружена в себя.

Я познакомилась с ней через свою подругу, которая щеголяла в роскошном ажурном пончо, связанном руками этой удивительной женщины. Мы немного поговорили о жизни, я полюбовалась ее тихим домиком. Маленьким, но очень аккуратным. И какое-то теплое, светлое ощущение счастья наполнило мое сердце. Мне было так хорошо тут, на глухой окраине огромного мегаполиса, словно именно здесь, в небольшом пространстве ветхой избушки сосредоточился на какое-то мгновение весь свет мира.

Что нужно человеку для счастья? Радоваться каждому моменту жизни не смотря ни на что, даже если нет поводов для радости, и все кажется безнадежно серым?

Иногда мне кажется, что секрет его лежит где-то совсем близко, на самой поверхности жизни. Просто мы не умеем этого замечать, потому что привыкли быть мухами.

Источник материала: ХОЧУ - Женский журнал
10.12.2008 13:00 194 0
Комментарии к этой новости

Каталог товаров

М Е Н Ю
    • Свернуть окно
    • Закрыть окна